Актуально: Ситуация вокруг Крыма Церковный раскол Конфликты

Почему Украина воюет всерьёз, а Россия – вполсилы

Россия не бьет по центрам принятия решений и не разрушает украинскую инфраструктуру потому что Кремль по-прежнему надеется договориться с Западом.

       Особое мнение
Вид повреждённого Крымского моста сверху
Вид повреждённого Крымского моста сверху: опоры, железнодорожная часть (главная цель), одна полоса автомоста целые, Повреждены - упали в воду - два пролёта другой полосы автомобильной части.

Все пишут о том, что Россия, Россия не разрушает украинскую инфраструктуру, Россия ничем не отвечает на украинские диверсии и теракты, включая теперь уже и Крымский мост, - но никто не может внятно объяснить, почему все происходит именно так. (Не совсем так, мы как раз об этом и писали в статье «Киевский режим взорвал Крымский мост – будет ли ответ?»).

Синдром ГКЧП

Объяснение первое, психологическое. Как мы прекрасно знаем, тридцать один год назад тогдашние начальники генерала Сергея Суровикина не смогли победить тогдашних защитников Белого дома (Золотова, Шойгу, Пригожина и т.д.), поскольку не имели на то моральных сил. Они были растеряны, сомневались, боялись, у них все вываливалось из рук. Вот и сейчас, может быть, Россия просто фатально слаба.

Эта гипотеза маловероятна, поскольку тот, кто ведет себя как ГКЧП, он и заканчивает как ГКЧП, и очень быстро. А мы пока что не видим никаких признаков распада власти.

Рефлексия на противника

Лев Толстой
«Даже не думай отвечать на подрыв Крымского моста. Не уподобляйся врагу. Ты выше всего этого. Если Бог на твоей стороне, то ты победишь и без этих ненужных ответных действий. Открой свое сердце добру. Быстрее забудь про плохое. Это всего лишь мост.»

Объяснение второе, внутриполитическое и техническое. Начальство не решается на месть, на диверсионную игру, так как имеет основания думать, что эта игра будет взаимной в своей эскалации – и, по ряду соображений, наши уверены в том, что эту партию нам не выиграть (грубо говоря, наши спецслужбы хуже работают, наша инфраструктура более уязвима, а наш народ хуже перенесет более радикальные удары).

Проблема с этой гипотезой в том, что диверсионная эскалация всё равно происходит, просто в одну калитку, и никакое наше ответное толстовство нам не поможет – и это теперь уже всем понятно.

Договориться с Западом, несмотря ни на что

Если эта версия верна, то смысл всего, что мы видим, состоит в том, чтобы всё-таки договориться с Западом: заморозить конфликт, оставив при этом себе некоторые территориальные приобретения и объявив их победой.

Хэппи-энд – это не победа, а переговоры, и начальство хочет хоть тушкой, хоть чучелком, но продержаться до того момента, когда придет кто-то (Макрон, Байден, Сильвио, Папа, Биби, султан Эрдоган), кто сможет эти переговоры, наконец, организовать.

И, коль скоро весь западный мир твердо стоит на стороне Украины, и ей прощается всё, включая и открытый терроризм, а нам, в свою очередь, не простят ничего, то любые наши дерзкие вылазки в тыл врага – покушения на украинских чиновников, мосты, электричество и прочее – будут встречены на Западе таким негодующим воем, что любые переговорщики уже не смогут, при всём желании, продать тамошнему обществу мирные результаты.

Ведь это только у нас «неонацисты» одним незаметным движением превращаются в законных «представителей Киева», а на той стороне этот номер не пройдет. Поэтому наши терпят, сжав зубы, и ждут пришествия Талейрана.

Эта последняя версия кажется мне самой убедительной.

Дмитрий ОльшанскийДмитрий Ольшанский


Переходите в Telegram
и подпишитесь на наш канал:
все статьи с аннотациями.