Актуально: Ситуация вокруг Крыма Церковный раскол Конфликты

Война на Украине 2022: военный аспект

Объективная оценка военной стороны Специальной военной операции на Украине.

       Конфликты
Картина китайского художника про войну на Украине
Картина китайского художника про войну на Украине

Начинаем серию статей, посвящённых различным аспектам военной операции на Украине. Всего планируется четыре материала, посвящённых военному, политическому и смысловому аспектам СВО, а также итоговый материал под названием «Почему Россия обязательно победит». Сегодня знакомим читателей с первой частью.

Ограничения военной операции

Несмотря на то, что объективно ВС РФ значительно превосходят ВМСУ как в плане огневой мощи, так и в плане дисциплины, формат военной операции накладывает ряд ограничений на действия российских военных которые фактически уравняли возможности сторон.

Прежде всего, из-за этого российские войска проигрывают ВМСУ в количестве личного состава. Это неудивительно, Киев перекрыл все границы и насильственно гонит на фронт всех мужчин вплоть до 65 лет. С российской же стороны в боевых действиях принимает участие ограниченный контингент из офицеров, контрактников и бойцов ЧВК.

Так, транспортная инфраструктура Украины остается в большинстве своём нетронутой – по ней бесперебойно идёт доставка топлива, военной техники и боеприпасов на линию фронта.

Удары не наносятся по центрам принятия политических решений, инфраструктуре пропаганды, центрам связи, в том числе датацентрам, через который обеспечивается интернет-трафик.

Ничего не слышно и о том, чтобы ВС РФ осуществляли диверсии в глубоком тылу противника.

Под давлением Запада российская сторона предельно мягко относится к украинским военнопленным, в том числе из добровольческих националистических подразделений – явно несоразмерно их преступлениям. И это на фоне того, что Киев не допускает международные правозащитные организации, в том числе, Красный крест, к российским военнопленным.

Опыт первых месяцев войны

СВО стала первым опытом войны не с легковооружёнными разрозненными группами партизанам, а с полноценной централизованной армией, к тому же обеспечиваемой всей необходимой разведывательной информацией. Опыт этой войны, безусловно, достоин самого глубокого изучения, сейчас же лишь кратко коснёмся нескольких моментов.

Первое – это того, что современная война идёт не только в чистом поле, но и очень часто – в жилой застройке. И это сразу же меняет всю концепцию ведения боевых действий – ценность приобретает не совокупная убойная мощь, а координация мелких групп и точность средств поражения. Таким образом, на первое место по актуальности выходят персональные радиостанции и мини-квадрокоптеры.

Штурм Мариуполя показал, что армии нужны тяжёлые штурмовые подразделения, специально заточенные на работу в городской застройке. В Мариуполе всё было экспромтом – город брали, в основном, бойцы Народной милиции ДНР и морская пехота. И тут внезапно оказалось, что для того, чтобы воевать в городе им помимо пресловутых квадрокоптеров не хватает даже таких прозаических вещей как болторезы и кувалды.

Росгвардия несколько лет назад анонсировала мини-дроны-камикадзе, представляющие собой ручную гранату с пропеллером и видеокамерой. Её оператор может с большого расстояния запустить даже в форточку и подорвать, не подвергая опасности людей в соседних комнатах. Оружие позиционировалось как средство для борьбы с террористами. Но оно было бы незаменимым и для уничтожения противника, засевшего в жилой застройке: один такой крошечный дрон заменил бы целый танк, разносящий многоэтажку в труху. Но о случаях использования таких разработок при штурме городов ничего не известно.

Нынешняя война ещё раз показала то, что было ясно ещё во время войны в Афганистане – ложную концепцию ВДВ. Массовый воздушный десант (так эффектно выглядящий в кино) в реальности невозможен, поскольку в условиях насыщенности фронта средствами ПВО тяжёлый транспортный самолёт с десантниками на борту просто не долетит до точки выброски. Облегченную бронированную технику десантников можно сбрасывать с самолётов, но воевать на ней нельзя – она тоже становится лёгкой мишенью для противника.

Таким образом, ВДВ в нынешних условиях – это просто очень хорошо физически и морально подготовленная, но легковооруженная пехота. Своего рода, гусары современности. Морская пехота, наоборот, показала высокую эффективность во многом, благодаря тому, что помимо хорошей выучки, имеет на вооружении тяжёлую технику. Таким образом, было бы целесообразно десантников объединить с морскими пехотинцами, создав многопрофильный Корпус морской пехоты, а про массовые парашютные десантирования просто забыть навсегда.

Также современная война подтвердила господство больших дистанций. Украину Запад заблаговременно обеспечил современными дальнобойными винтовками калибров 375 Chey Tac и .408 Cheyen. Подобные винтовки производятся и в России – это Orsis и Lobaev arms, однако об их закупках Министерством обороны РФ ничего не известно. Основным снайперским оружием в войсках остаётся созданная в 1963 году снайперская винтовка Драгунова, значительно уступающая в точности и дальнобойности современным снайперским комплексам.

Текущая ситуация в ВСУ

Общая численность украинской армии (вместе с Национальной гвардией и войсками территориальной обороны) по всей видимости насчитывает более полумиллиона человек. Это приблизительно в 3-5 раз больше числа российских военнослужащих, задействованных в СВО.

Кроме этого на территории, контролируемой Киевом имеется значительный резерв для пополнения армии. В тылу постоянно формируются, обучаются и вооружаются новые части. Обучение украинских военных специалистов, в том числе, лётчиков, идёт и за рубежом, прежде всего, в странах Балтии. Так что с количеством личного состава у киевского режима всё хорошо - большинство забитого населения по-прежнему смерти в бою боится меньше, чем угроз сесть в тюрьму.

С качеством ситуация много хуже и имеет дальнейшую тенденцию к ухудшению. Связано это с тяжелейшими потерями ВСУ. С начала СВО украинские вооружённые силы потеряли убитыми, ранеными и пленными около 70 тысяч человек. Это – самые мотивированные, опытные и боеспособные бойцы, прошедшие опыт восьми лет АТО/ООС, значительная часть которых – офицеры. Взамен же под ружье угрозами ставятся люди, не умеющие и не желающие воевать.

Таким образом, несмотря на то, что для формирования новых бригад у ВСУУ имеется и личный состав, и минимальное количество бронетехники, сформировать боеспособное формирование из них проблематично из-за критической нехватки опытных офицеров и сержантов.

Исходя из сложившейся ситуации, есть вероятность того, что оперативная группа военных советников НАТО в Киеве будет существенно расширена. Соответственно, высвободившиеся украинские офицеры могут быть отправлены на фронт командовать новыми бригадами из насильно мобилизованных. Однако маловероятно, чтобы это заметно повлияло на положение ВСУ.

Украинское командование нашло свой способ повышения устойчивости ВСУ. На переднюю линию, под перемалывание российской армии сейчас выставляются малоценные подразделения территориальной обороны и недавно мобилизованные. Их задача – отвлечь на себя силы СВО и вывести из под удара обстрелянные части регулярной армии. Поэтому потери в целом ВСУ хоть и высоки, но на боеспособности отражаются несильно.

Когда закончится война на Украине

Время завершения спецоперации на Украине неизвестно – это зависит от факторов, которые ещё не предопределены. Очевидно, что должен произойти переломный момент, когда станет понятно, что война для Украины будет проиграна точно.

Опыт показывает, что слом сопротивления армии может произойти в любой момент – неожиданно для всех. Просто в один момент происходит переход воинских коллективов в автономный режим – они перестают подчиняться распоряжениям командования и начинают действовать ради личного спасения по своему разумению.

Момент этот явно приближается, но когда конкретно он наступит – зависит даже не от потерь, а в первую очередь от снабжения. Опыт первых месяцев показал, что солдаты ВСУ довольно храбро сражаются, гибель товарищей не вызывает у них сильных переживаний, но их воля к сопротивлению резко ослабевает если у них заканчивается еда. Национальный менталитет. Пока же с питанием у бойцов ВСУ всё более-менее хорошо, поэтому война продолжается.

Фёдор СумченкоФёдор Сумченко
Переходите в Telegram
и подпишитесь на наш канал:
все статьи с аннотациями.