Актуально: Ситуация вокруг Крыма Церковный раскол Конфликты

«Скифское золото» в Амстердаме и угроза прецедента

Передача скифского золота передадут Киеву не только подтвердит, что Крым – это Россия, но и создаст нехороший прецедент отчуждения экспонатов из музеев.

       Ситуация вокруг Крыма
Скифское золото
Скифское золото

С чего все началось

В феврале 2014 года коллекция из более чем пятисот ценнейших археологических экспонатов из четырех музеев Крыма была отправлена в археологический музей Алларда Пирсона в Амстердаме в качестве выставки «Крым: Золото и секреты Черного моря».

В июне 2014 года по контракту срок экспонирования выставки истек. Однако голландский музей не вернул артефакты в Крым в связи с изменением его государственной принадлежности.

Попытки крымских музеев урегулировать вопрос с голландским в досудебном порядке успехом не увенчались. В 2015 году крымские музеи подали иск в амстердамский суд.

Вскоре к суду подключилась и украинская сторона, поскольку музей Пирсона отказался вернуть экспонаты также и в Национальный музей истории в Киеве.

Позиции сторон и суд

Адвокат украинской стороны Герт Ян ван ден Берг апеллирует к праву государственной собственности на музейные предметы. Адвокат крымских музеев Майкл ван Леон строит свою аргументацию на вопросах собственности государства и оперативном управлении музеями. А также на том, что Автономная Республика Крым имела свою Конституцию и что учреждали крымские музеи не на Украине. Многие экспонаты хранятся в музеях с ХІХ века.

Амстердамский археологический музей Алларда Пирсона занял выжидательную позицию ещё с момента окончания контракта на экспонирование выставки. Фактически он самоустранился от участия в решении вопроса.

5 октября 2016 года в Амстердамском окружном суде состоялось первое заседание, на котором вопрос рассмотрели по существу. Стороны высказали свои позиции. Повторных заседаний, по законам Нидерландов, не предусмотрено.

Позиция Киева

В мае 2015 года Верховная Рада Украины приняла обращение к парламенту Нидерландов, в котором просила поспособствовать возврату культурных ценностей «их владельцу – народу Украины и не допустить несоблюдения норм международного права». Также в обращении указывалось, что возвращение экспозиции крымским музеям может быть интерпретировано «как прямое или косвенное признание изменения статуса Автономной Республики Крым».

Курьёзность ситуации в том, что логика говорит как раз об обратном: если Киев утверждает, что Крым принадлежит Украине, то с какой стати передавать экспонаты не в Крым, а в Киев? А если государственная собственность на крымские музеи поменялась (на чём как раз и строит линию защиты нанятый Киевом нидерландский адвокат), то что это как не «косвенное признание изменения статуса Автономной Республики Крым».

В декабре 2016 года находящаяся в Херсоне «Прокуратура Автономной Республики Крым» объявила экспонаты в международный розыск, а Печерский районный суд Киева наложил на них арест. Впрочем, очевидно, что практических последствий эти действия иметь не могут.

Представители украинской стороны допускали в суде эмоциональные, личные, безапелляционные и агрессивные высказывания, что, в общем-то характерно для современной киевской политической культуры. В крайнем случае они даже высказали готовность согласиться с решением суда оставить скифское золото в Амстердаме – лишь бы оно не досталось России.

Политический контекст

Любые противоречия, возникающие между Украиной и Россией неизбежно приобретают бескомпромиссный характер. Киев, лишившись Крыма, крайне болезненно реагирует на всё, связанное с полуостровом. Поэтому конфликт вокруг крымских экспонатов, вывезенных как раз накануне государственного переворота и незадолго до аннексии Крыма, стал очередным камнем преткновения.

Администрации Порошенко после последних провалов на внешней арене победа в этой истории крайне необходима. Если нидерландский суд примет сторону Киева это будет использовано официальной пропагандой как свидетельство продолжающейся поддержки Евросоюзом киевской власти. Разумеется, это будет трактоваться и как отказ Нидерландов признавать Крым российской территорией (хотя, как упомянуто выше, формально всё обстоит с точностью до наоборот).

Однако маловероятно, что предпринимаемые Киевом усилия могут хоть как-то повлиять на ситуацию. Скорее всего, объявление ценностей в международный розыск суд просто проигнорирует. Особую пикантность ситуации придаёт и тот факт, что суд проходит именно в Нидерландах: совсем недавно Киевские власти уже споткнулись об эту страну, когда её жители на референдуме высказались против вступления Украины в ЕС.

Голландская сторона оказалась в щекотливом положении. Неудивительно, что музей Пирсона отказался сам решать этот вопрос, предпочтя перевести дело в судебную плоскость.

Большинство экспонатов отношения к скифской эпохе не имеют. Они относятся к городам древнего Боспорского царства, к Херсонесу, к позднесарматским и готским племенам.

Интересные факты

Владельцами экспонатов выставки «Крым: Золото и секреты Черного моря» являются не четыре, а пять музеев.

Крымских музеев среди них действительно четыре: музей-заповедник «Херсонес Таврический» (Севастополь), основанный в 1827 г.; Центральный музей Тавриды (Симферополь), 1887 г.; Восточно-крымский историко-культурный музей-заповедник (Керчь), 1816 г.; Бахчисарайский историко-культурный заповедник (Бахчисарай), 1917 г.

Пятый музей – Музей исторических драгоценностей Киево-Печерской Лавры в Киеве.

Выставка насчитывает 565 экспонатов, состоящих из 2 133 единиц хранения (отдельных предметов). Отсюда путаница в СМИ: некоторые пишут о полутысяче, другие – о двух тысячах «артефактов».

Музей Алларда Пирсона вернул Музею исторических драгоценностей Киево-Печерской Лавры 19 принадлежащих тому экспонатов (22 единицы хранения) с выставки «Крым: Золото и секреты Черного моря».

Несмотря на прикрепившийся к коллекции ярлык «скифское золото», большинство представленных в экспозиции драгоценностей отношения к скифской эпохе не имеют. Они относятся к городам древнего Боспорского царства, к Херсонесу, к позднесарматским и готским племенам.

На выставке экспонируются не только золотые предметы. В частности, из музея Херсонес Таврический экспонируется декрет в честь первого историка Херсонеса Сириска. Декрет представляет собой три фрагмента плиты из белого мрамора с надписями и фронтоном с изображением лаврового венка. Также представлены китайские лаковые шкатулки из Усть-Альминского могильника, расписной алтарь из погребения скифского царя Скилура в мавзолее Неаполя Скифского в Симферополе, статуя змееногой богини скифов, которая является символом города Керчь и др.

Окружной суд города Амстердама 14 декабря 2016 года принял решение отдать коллекцию археологических предметов «скифское золото» государству Украина. Свое решение суд Амстердама обосновал нормами международного права и документами ЮНЕСКО.

Больше пятисот экспонатов из четырех крымских и одного киевского музея в феврале 2014 года вывезли на выставку «Крым: Золото и секреты Черного моря» в нидерландский музей им. Алларда Пирсона в Амстердаме. После изменения фактической государственной принадлежности Крыма возник вопрос – кому возвращать предметы по истечению выставки. Этот спор между четырьмя музеями Крыма и Украиной был вынесен на суд.

По мнению суда, более важно, что «скифское золото» является наследием Украины, независимо от того, где ранее находились эти экспонаты.

Суд также обязал Украину выплатить музею Алларда Пирсона 111 тысяч евро за хранение экспонатов (которые с выставки были перемещены в запасники) в течение более двух лет и их транспортировку.

Выводы

Позиция крымской стороны, опирающейся на музейные нормы, в судебном споре изначально была более слабой. Право собственности государства Украина на музейные предметы на момент их передачи нидерландскому музею было неоспоримым и очевидным. Музеи не являются владельцами экспонатов, они лишь находятся у них в оперативном управлении.

С другой стороны, в узкопрофессиональном смысле решение амстердамского суда может иметь неприятные последствия. Невзирая ни на какую правовую легитимность, создан прецедент принудительного отчуждения экспонатов из музеев. Такого не было в Европе со времен Второй мировой войны. Это, несомненно, не будет способствовать развитию музейного обмена и открытости коллекций.

Фёдор СумченкоФёдор Сумченко
Переходите в Telegram
и подпишитесь на наш канал:
все статьи с аннотациями.